Уле Борнедаль: «Тебя пугает не шум, а его отсутствие»

9d24f5db

Уле Борнедаль Расскажите, пожалуйста, в двух словах о сюжете «Шкатулки проклятия».

«Это история о паре в разводе, родителей играют Джеффри Дин Морган и Кира Седжвик. Над разбитой семьей всегда витает дух печали. У них есть две дочери — Наташа Калис и Медисон Девенпорт – которые, как это свойственно детям, ощущают на себе вину за развод родителей. Одна из них покупает на местной распродаже шкатулку, и оказывается, что это – шкатулка Диббук. В соответствии с еврейской традицией, в шкатулке заточен изгнанный злой демон или дух. Частично фильм основан на реальных событиях: в 2002 году одна из таких шкатулок была продана на аукционе eBay и фактически уничтожила семью. Итак, в руки маленькой девочки попадает опасная вещь, от которой надо держаться подальше, и ребенок становится одержим демоном».

Обычно Вы снимаете фильмы, к которым сами пишите сценарий. К «Шкатулке проклятия» сценарий был уже написан. Что в чужом сценарии заставило Вас захотеть снять фильм?

«Гуманистическая история и персонаж этой истории нашли отклик в моей душе. Мне было необходимо донести до студии и продюсеров, что основной акцент «Шкатулки…» строится на отношениях между разведенной парой и детьми, которые пострадали от разрыва родителей. Мне история виделась больше как аллегория, символ развода, нежели как типичный фильм ужасов. Мне хотелось рассказать психологически правдивую историю о грусти, печали, которую переживала семья; а на фоне всего этого начинают происходить безумные вещи. Так что меня в сценарии подкупила очень красивая и печальная история семьи».

Вы вносили какие-нибудь изменения в сценарий?

«Нет, но мы осуществили много модификаций. Я думаю, мы уделили больше внимания отношениям между родителями и психологии героев. Мне не нравятся фильмы ужасов как жанр, не очень нравятся. Я нахожу многие из них отвратительными или слишком кровавыми или безвкусными или лишенными настоящих героев. По мне, вне зависимости от жанра, в отличном фильме всегда есть отличные герои. Если вы не сможете дать фильму настоящих героев, фильм не удастся. Было большой удачей работать с такими замечательными актерами, которые были заняты в нашем проекте. Им удалось уловить и передать чувства и эмоции их персонажей».

В фильме много насилия?

«Я не думаю, что фильм так уж полон насилия или ужасов. То, над чем я пытался работать, больше касалось тишины и шума. Глупое старомодное клише считать, что звуки страшны. Фактически же, все наоборот. Я думаю, что тишина страшна. Если ты сидишь один в большом темном доме, тебя пугает не шум. Тебя пугает отсутствие шума. Чем больше зрители будут вынуждены размышлять над отсутствием звуков, тем лучше. Тогда я начну взывать к их фантазиям, внутренним демонам и невротическим расстройствам. На мой взгляд, в этом и заключается психология истинного фильма ужасов».

Чего фанатам хорроров ожидать от Вашего фильма?

«Я думаю, у них будет шанс испытать более глубокий ужас, потому что некоторые аспекты фильма находятся вне сферы спецэффектов или сумасшедшего, истекающего кровью, маньяка. Вы увидите реальных людей, которым причиняет боль что-то невидимое, что-то отвратительное, что-то, что превращает невинную маленькую девочку в монстра. Поклонники жанра могут рассчитывать на новые, более глубокие впечатления».

Вам пришлось пойти на какие-нибудь жертвы, чтобы сохранить рейтинг PG-13?

«Да, было несколько жертв. Как режиссер, ты не хочешь унижаться, сокращая сцены, которые по твоему мнению чрезвычайно хороши. Я не понимаю Американскую Киноассоциацию, а кто понимает? С другой стороны, смотря фильм, я знал его тайны. Я знаю, как поданы некоторые сцены. Итак, я посмотрел «Шкатулку проклятия» в версии с рейтингом PG-13 и уверяю вас, это довольно страшное кино. Я более чем удовлетворен результатом».

Возможно, мы увидим режиссерскую версию или какие-нибудь дополнительные материалы впоследствии?

«Не знаю. Может быть».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *